АктуалияПоследние статьи

Зачем в Израиле Главный раввинат и как его трансформировать?

Статья написана в связи с событиями 2017 г., но никак не потеряла актуальности

* Часть 1.  Вводная – о ситуации 

Бывший Главный раввин Йона Мецгер обвиняется в получении взяток (или, точнее, в лоббировании пожертвований в те организации, от которых он получал откат). Разумеется, это очень неприятно. И разумеется, тут же раздаются голоса, которые переводят стрелки с конкретно Й.Мецгера на вообще Главный раввинат. «Вот что получается, – приторно восклицают они, – когда религия не отделена от государства! И государству плохо, и религии плохо. Давно пора их отделить и вообще уничтожить понятие Главный раввинат! Кому он, собственно, нужен? Ведь религия – это частное дело каждого человека, пусть каждый частным образом религией и занимается».
Замечательное предложение, очень новое, честное и явно выстраданное этой ужасной историей… Вот только не понятно, почему нужно отменять только лишь Главный раввинат? Вон у нас бывший президент М.К. в тюрьме сидит — но я что-то не слышал призывов отменить из-за этого должность президента. А кстати и бывший премьер-министр, Э.О. очень возможно скоро сядет — наверное, пора призвать отменить должность премьер-министра :-). Короче, призвать отменить пост только потому, что занимавший его чиновник или политик брал взятки — это стиль самой мелкотравчатой демагогии.
Но, может быть, Главный раввинат вообще не нужен потому что «религия – это частное дело каждого человека»? Замечательная идея! Только ведь просвещение для своих детей — это тем более частное дело каждого человека! Почему же государство должно вмешиваться в то, что учат мои дети, а вдруг я хочу, чтобы они учились совсем по-другому или другим предметам, а вместо математики и английского учились выращивать цветы и слушать музыку? Ведь это мое частное дело! Так что, на этом основании отменяем школьные программы и государственное финансирование школ — ведь у каждого своя вера в правильное обучение, а школа для своих детей — частное дело каждого?
А что касается государственного регулирования брака и развода — это вообще ужас! Длинные руки государства лезут ко мне в спальню! Какое ему дело, с кем я живу — отменить немедленно государственную регистрацию брака и развода, ведь это личное — и даже интимное! — дело каждого. Вопросы экономического характера можно решать заключением договоров совместного имущества, вопросы отношений родителей и детей решать анализом ДНК – а регистрацию браков вообще отменить!.. Ау, сторонники отделения религии от государства — я что-то не слышу ваших криков за отделение от государства брака и семьи! Пожалуйста, кричите громче!
Как, вы об этом не говорили? Вы только за отмену Главного раввината? Вы под лозунгом «это личного дела каждого» — выступаете только за отделение от государства религии, но не культуры, просвещения или семьи? Тогда не прикрывайтесь лозунгами «индивидуальной свободы», скажите прямо: «я не понимаю, зачем в Израиле нужен Главный раввинат, и понимать не хочу — а все что я не понимаю, должно быть уничтожено».
Вы хотите сказать, что в Америке нет Главного раввината и ничего, нормально живут? Это верно. Но в Америке ведь нет и Закона о Возвращении — а буде его аналог был бы предложен, он тут же был бы запрещен Верховным Судом, так как он дискриминирует одних людей, не имеющих еврейских членов семьи — по отношению к другим, таковых имеющих. А уж закон о службе в армии, когда евреи служить обязаны, а арабы нет — это вообще расизм! Так что если вы хотите как в Америке — предлагайте немедленно отменить Закон о Возвращении и призвать арабов в боевые части, но уж не обижайтесь тогда что вас будут считать выжившими из ума.
(И кстати, если кто из наших читателей тотально против национализма — очень хорошо, но тогда что же вы сами-то этим национализмом воспользовались? когда получали израильское гражданство согласно насквозь националистическому Закону о Возвращении, а? Как честный человек, вы должны немедленно от этого полученного расистским путем гражданства отказаться — ведь совесть превыше всего!)
Короче, Израиль — государство особое. Израиль как еврейское и демократическое государство — вещь непростая. В отличие от большинства других западных демократий, в нем государство неотделимо от национальности, а национальность неотделима от религии.
Что, впрочем, не означает, что структуру Главного раввината не следует реформировать — очень даже следует! Однако еще большей реформы требует структура системы просвещения. А еще более необходима реформа системы назначения в Верховный суд. И уже наиболее остро стоит реформа избирательной системы (выборов в Кнессет) вообще.
Так что Главный раввинат здесь в хорошей компании. Все эти структуры и систему выборов в них надо кардинально реформировать — потому что все они замшелые и бюрократические, и неспособны адекватно реагировать на вызовы, стоящие перед Государством Израиль.
Как именно это сделать — мы обсудим ниже

* Часть 2.  Преодоление предрассудков 

Прежде, чем мы продолжим обсуждение того, зачем нам нужен Главный раввинат и как его надо выбирать, остановимся на некоторых предварительных данных – просто в качестве ликбеза, для того чтобы хоть в некоторой степени преодолеть предрассудки, свойственные русскоязычному израильскому сообществу.

(1). Как всем известно, нерелигиозные являются в Израиле меньшинством. Согласно всем социологическим исследованиям, распределение в еврейском израильском обществе примерно такое: Харедим (на обычном русском «ультра-ортодоксы») – примерно 8 % населения, религиозные сионисты («вязаные кипы») – примерно 15%. Вместе эти ортодоксы двух видов (ортодоксы харедимные и ортодоксы-модернисты) составляют 25 %. Далее «месоратим» (т.е. «традиционалисты», частично соблюдающие, они ходят без кипы, но соблюдают кашрут, празднуют субботу и т.д., абсолютное большинство сефардов являются таковыми) – около 35-40 %. Все эти группы заинтересованы в существовании раввината, и вместе они составляют 60-65 % еврейского населения Израиля, т.е. абсолютное большинство. Нерелигиозные, т.е. несоблюдающие, – это оставшиеся 35-40 %. Из них примерно половина – это «нерелигиозные частично соблюдающие», т.е. заинтересованные в религии, и часть их тоже заинтересована в существовании раввината. Собственно «антирелигиозные» составляют в Израиле всего 5 % и являются абсолютным меньшинством. Среди олим из России распределение будет, конечно, иным, среди них гораздо больше людей антирелигиозных, – но, в конечном счете, в израильском обществе распределение именно таково. Поэтому раввинат является структурой, в которой абсолютное большинство общества заинтересовано. Это НЕ значит, что раввинат не надо реформировать – очень даже надо. Но это ДА значит, что эта структура не может быть объявлена просто «бессмысленной и никому не нужной». У нас в Израиле как норма существуют госинституции и министерства, обслуживающие 20% населения – тем более является важной и нужной структура, в функциях которой заинтересовано более 60% населения

(2). Среди ортодоксов, как я уже сказал, примерно 40 % – это харедим, т.е. ультра-ортодоксы, а 60 % ортодоксов – это религиозные сионисты, т.е. вязаные кипы, которые работают, служат в армии (и даже служат, пожалуй, еще лучше, чем нерелигиозные, например, среди младших офицеров «вязаные кипы» составляют сегодня больше половины, при том, что их общая доля в еврейском населении – всего 15 %, т.е. их мотивация и служба в три раза выше, чем у нерелигиозных). Таким образом, заявлять, что «ортодоксы – это паразиты, которые не работают и т.д.» – это просто вранье от начала и до конца. Разумеется, среди харедим тоже большая часть работает; с тем, что они недостаточно интегрированы на рынке труда, и с тем, что они недостаточно служат в армии – я согласен. Но это вопрос, опять-таки, модернизации отношений, а не «отделения религии от государства», и тем более – не основание для обвинения «ортодоксов в целом». Таким образом, ортодоксы в целом, и особенно религиозные сионисты, платят налоги и участвуют в общем развитии государства ничем не меньше нерелигиозных и имеют не меньше прав, чем нерелигиозные. При том, что лозунг «отделить религию от государства» направлен именно на дискриминацию этой группы (далее я объясню это подробнее).

(3). Религию нужно рассматривать в рамках общей культуры народа. Финансирование культуры состоит из разных параметров – из финансирования музеев, театров, кино, охраны природы и заповедников, изучения истории, изучения литературы в школах и в университетах, финансировании археологических исследований или спорта. Разумеется, ничем не менее важной частью культуры является религия. И, поскольку государство финансирует культуру много и разнообразно, то и религия имеет полное право на финансирование наравне со всеми остальными областями культуры. И совершенно ошибочно мнение, что на религию уходит больше денег, чем на другие области культуры. Возьмите цифры: сколько в Израиле финансируются все аспекты культуры, и сколько финансируются религия и раввинат. И вы увидите, что финансирование раввината никак не превышает пропорциональное финансирование всей остальной культуры. При том, что религиозные и полурелигиозные, заинтересованные в раввинате, составляют среди этого народа большинство (и, кстати, среди налогоплательщиков они тоже составляют большинство). Поэтому все разговоры о том, что «раввинат – это паразиты» – это просто варварское непонимание того, что у других частей населения есть свои культурные приоритеты. Может быть, они непонятны вам, но другие части населения, в частности, религиозные сионисты и традиционалисты имеют не меньше прав на свои потребности, в т.ч. и религиозные потребности, за счет того же общего бюджета государства, в котором они участвуют. Да, раввины не нужны вам – а кому-то другому не нужен музей, третьему не нужен театр, четвертый говорит: «зачем мне нужно изучение истории?» Тем не менее, все это государством поддерживается. И в этом плане религия тоже должна поддерживаться.

(4). Бытует мнение, что «отделение религии от государства необходимо для демократии». Это, конечно, совершенно не так. Существует совсем немало демократических стран, где существует государственная религия, например, Дания, Швеция, Норвегия. В Англии вообще до недавнего времени руководители англиканской церкви заседали в Палате лордов (а у нас никому не придет в голову дать Главному раввину место в Кнессете). Есть другие страны, столь же демократические, где религия да отделена от государства. И это не значит, что одно хорошо, а другое плохо – это просто разные формы демократии. Нельзя считать, что одна форма демократии, например, американская, является более «правильной», чем другая форма демократии, например, английская или норвежская, хотя в первой религия отделена от государства, а во второй – нет. Точно так же при демократии может монархия, и в том числе, монарх может играть довольно большую роль в жизни государства (как это происходит в Бельгии), и это никак не противоречит демократии. Примитивное противопоставление «монархия или демократия» совершенно неверно. Демократия может вполне содержать в себе монархию, если народ этого хочет. Точно так же демократия может иметь государственную религию, если народ этого хочет. А в Израиле, таки да, большинство народа этого хочет.

Все это было предисловием к тому, зачем вообще нужен Главный раввинат, какие у него должны быть функции и как он должен быть реформирован. Но опять-таки, обсуждать это можно только после преодоления самых тривиальных ошибок и предрассудков, которые бытуют на эту тему в русскоязычном сообществе. Мы продолжим обсуждение этой темы ниже.

* Часть 3.  О сути проблемы 

Суть проблемы – смысл существования государственного раввината – вовсе не упирается в раввинат, его плохую или хорошую работу. Она упирается в проблему отделения религии от государства.

Если религия не отделена от государства, то нужен орган, который этой связью занимается. Может быть, сегодня этот орган функционирует неправильно – так надо его модернизировать. Так что суть вопроса в том, «нужно ли в Израиле отделить религию от государства?» – а раввинат только техническое выражение этой связи.

Здесь мне указали, что в последнее время (не проверял) Швеция и Норвегия отделили религию от государства, осталась только Дания и Исландия, и что Израиль в этом смысле остается все более белой вороной среди демократической стран. Вполне возможно. Но ведь Израиль является гораздо более белой вороной, и даже вороной-альбиносом, и точно совершенно единственной среди демократических стран — в которой от государства не отделена национальность! А это гораздо круче, чем не отделение от религии.

Во всех демократических странах деление граждан по национальному признаку, разное законодательство для разных национальностей – это просто западло на уровне почти уголовщины. А в Израиле это не просто норма, но и основа существования государства. И демократический мир с этим мирится – в нарушение всех своих принципов. Потому что все, кроме левых отморозков, понимают, что евреи – это совершенно особая материя.

Израиль определяет себя как «еврейское демократическое государство». И слово «еврейское» мы не только не хотим выкинуть из этого определения, но и настаиваем, чтобы даже Палестинская администрация это признала. И это вовсе не мелочи и не отговорки. Именно здесь зарыта суть дела.

Самоопределение Израиля как еврейского государства находит выражение, в частности, в Законе о Возвращении, принимающем у себя евреев и членов их семей – и у этого закона, да, есть небольшие аналоги в других странах, но как основа государства он совершенно уникален. Это находит также выражение в Законе о службе в армии, по которому евреи обязаны служить, а остальные служат по желанию или вообще не служат. Но и это тоже только некоторое внешнее выражение. А по сути мы говорим что Израиль призван «выражать национальные чаяния еврейского народа» – не «национальные чаяния всех своих граждан», что норма во ВСЕХ демократических государствах, а еврейского народа! С точки зрения западной демократии это совершенно немыслимо.

Израильское не-отделение государства от национальности сегодня чуждо абсолютно всем демократическим государствам. В Германии «немцем» называется «гражданин государства Германия», а любое другое словоупотребление, – при котором, например, граждане турецкого происхождения не будут считаться немцами – сурово осуждается, если не является даже уголовным преступлением. В Англии, Франции, Америке, – абсолютно всюду официально требуемая всем истеблишментом и всеми СМИ позиция (кроме крайних и преследуемых маргиналов) – это отождествление понятия «француз», «англичанин», «немец» с понятием «гражданин государства». И в этом плане Израиль единственный, кто – на законодательном и идентификационном уровне! – рассматривает государство как производное от национальности, «государство еврейского народа», а не наоборот.

В этом мы не просто белая ворона, а ворона-альбинос среди всех остальных, сплошь черных. И это, конечно, является «нарушением принципов демократии» несравненно больше, чем наличие раввината или государственной религии. Именно это «производное государства от национальности» рассматривается среди огромного числа людей в мире как «форма расизма» (вы еще не забыли это постановление ООН?). И это действительно совершеннейшая аномалия.

И здесь нам надо решать: хотим ли мы, чтобы это продолжалось, чтобы Израиль был именно еврейским государством, – сколь бы разный смысл мы ни вкладывали в это понятие, – или же мы хотим стать «государством всех граждан», как все, и потерять еврейскую самоидентификацию? Осознаем ли мы себя как еврейское государство – или же мы просто «демократия беженцев», которые сбежали от погромов в место, где их не будут преследовать?

Если мы «государство-убежище», то Израиль долго не протянет, потому что идея убежища недостаточно сильна. Ее энергии хватает, чтобы создать государство, – но совершенно недостаточно, чтобы дальше в поколениях поддерживать его и не разбежаться по более удобным местам для жизни. И лишь если Израиль – это еврейское государство, созданное для национального возрождения – у нас есть шанс на выживание.

Но если мы хотим оставить государство как еврейское, то мы уже заранее должны признать, что мы являемся аномальными в смысле демократии. Близко ничего такого нет ни в одной демократической западной стране. И поэтому примеры Америки или Франции для нас важны, но не абсолютны.

И именно здесь суть проблемы.

Потому что если у нас государство не отделяется от еврейства – то ведь само еврейство совершенно неотделимо от иудаизма!

Потому что если еврейство – это ТОЛЬКО происхождение, то это действительно не более чем омерзительный расизм.

Все центральное влияние евреев на мир выражается ведь не в большом количестве Нобелевских премий, а в Библии. В том, что священная книга западной цивилизации написана евреями, все герои там евреи, и Бог христиан, которому они молятся – он тоже еврей. Именно это обеспечило совершенно особое место евреев в западной цивилизации. Именно это послужило основой для христианского сионизма, – производными от которого являются и Декларация Бальфура, и та поддержка, которую консервативные христианские круги Америки оказывают сегодня Израилю.

Без связи с Библией и национально-религиозной традицией – а это и есть иудаизм! – шансы Государства Израиль на выживание равны нулю. Не потому, что арабы сильнее (они все вместе слабее нас), а потому что мы сами передеремся и разбежимся по миру.

Исторически и сущностно еврейство неотделимо от иудаизма, от связи с религиозной компонентой. Технически это выражается в том, что тот, кто сделал гиюр, является евреем. Это отождествление геров с евреями, независимо от происхождения геров, было таким всю еврейскую историю, и сегодня признается всем израильским обществом. Тот, кто хочет разорвать эту – религиозную! – связь, определять еврейство только по ДНК и не признать перешедших в иудаизм евреями – отменяет еврейскую историю и культуру, и по сути дела лишает себя самого права на Страну Израиля.

Ведь наше право на эту страну существует вовсе не потому, что когда-то наш народ здесь жил – мало ли кто где когда жил! Так арабы заявят права на Испанию, а венгры на Урал. Концепция «наш народ здесь раньше жил, отдайте нам эту страну или хотя бы ее часть» – вообще не признается в мире легитимным доводом. Евреи же – это исключение, совершенно особое исключение. И причина, по которой это исключение признается Западом (начиная с 1917 года, с декларации Бальфура и решения Лиги Наций) – это ТОЛЬКО и исключительно Библия. Этот сплав национальной, религиозной и культурной принадлежности, а также и того, что наш народ, единственный из всех народов Земли, в течение двух тысяч лет не отказался от своей Страны после того как он был из нее изгнан, – но ведь это тоже имело исключительно религиозную основу! – уникален.

Поэтому, независимо от того, насколько соблюдает или не соблюдает конкретный еврей заповеди иудаизма, базовая связь с еврейской религией (т.е. то, что называется на западном языке «конфессия», на русском – «вероисповедание», а среди выходцев из России это слово и понятие для многих, к сожалению, вообще не понятно ввиду их советской и пост-советской индоктринации) – эта связь жизненно важна для выживания Государства Израиля. Ведь Израиль неотделим от еврейства, а еврейство неотделимо от иудаизма – и это создает неотделимость Израиля от иудаизма.

А если религия не отделена от государства и имеет государственный статус, то должен быть какой-то государственный орган, который технически регулирует вопросы, возникающие ввиду этого статуса. Его область работы – это не быть религиозным авторитетом для тех или иных групп граждан (каждый сам может выбрать себе авторитеты) – но быть авторитетом для государственных и муниципальных структур, заботиться о тех аспектах религии, без которых национальный организм начнет разваливаться.

Олим, ввиду своего проживания в культурном гетто и массовой необразованности в израильской жизни, зачастую не понимают, что в израильском религиозном законодательстве есть вещи, жизненно важные для выживания Страны. Например, без кашрута израильская армия не сможет функционировать, потому что огромная часть солдат (и вовсе не только религиозных, но и традиционалистов/месоратим) в этом заинтересована – но армейский раввинат является частью Главного раввината. Есть также вопрос государственного статуса гиюра – и если отменить Главный раввинат, то само понятие регистрации еврейства становится невозможным, а без этого станет невозможным «еврейское государство». И уж совсем критически важным для выживания Страны является обязанность выдачи гета при разводе (т.е. соответствие государственного развода религиозным нормам), потому что без этого в следующем поколении будут рождаться мамзеры, – а ведь не только ультра-ортодоксы и религиозные сионисты, но даже и традиционалисты/месорати не станут жениться на мамзерах. Но ведь выдача гета – это тоже религиозное действие, и если религия отделена от государства, то от разводящихся нельзя требовать выдавать гет. Однако без этого появление огромного числа мамзеров и раскол народа совершенно неминуемы – а за ним, в ситуации постоянного давления извне, последует и распад государства.

(Вопрос: – Вы так говорите, как будто этот раскол все еще не произошел, и его можно предотвратить. Да это уже давно свершившийся факт! Где вы видели браки между религиозными и светскими? Редчайший случай. Раскол уже давно объективная реальность.
Ответ: – Ваш комментарий показывает, что вы живете в олимовском гетто и вообще не имеете представления о том, что происходит в израильском обществе. Только харедим держатся отдельно, все остальные перемешаны. Религиозные сионисты, месорати да и «умеренные нерелигиозные» женятся между собой и пересекаются друг с другом. Да и почти в каждой семье есть дети и внуки всех трех видов. Более того – я почти НЕ знаю ни одной большой израильской семьи, где все дети/внуки/племянники были бы одинаковой степени религиозности. Один идет в хареди, второй в религиозные сионисты, третий месорати а четвертый «почти совсем нерелигиозен» – и это братья/кузены в одной семье! Их дети женятся между собой – и это и есть сохранение единства народа. А уж случаев, когда один из супругов религиозный, а другой месорати, – я таких вижу множество у друзей и знакомых. Так что ваши олимовские представления об этом просто нерелевантны).

Вообще, олим по ошибке часто считают, что государство держится на соблюдении законов и уплате налогов. Это, конечно, совершенно не так. Законы и налоги важны, но суть государства совсем не в этом – а в том, жива ли национальная идея. Если национальная идея умирает, то никакие налоги и законы не могут удержать государство, оно разваливается на части и люди разбегаются (а уж разбегаться, и очень быстро, евреи прекрасно умеют …). И мы на своем веку уже видели немало государств, которые развалились именно потому, что развалилась национальная идея, которая их скрепляла. Еврейская же национальная идея не может выжить без связи с историей и традицией, а они неотделимы от религии. Поэтому предлагать «давайте отменим связь Израиля с национальностью и религией, а там посмотрим, что получится» – это абсолютная безответственность. Если государство развалится, то соединить его будет уже нельзя.

Вообще олим, которые предлагают «давайте отменим, людям станет легче жить», – совершенно не имеют никакого опыта и понимания того, как вообще государство функционирует. Когда в 1990-91 гг. приехала Большая алия, то лопоухие высокомерные олим, все с высшим образованием, но с отсутствием опыта национальной ответственности, в массовом порядке клюнули на лозунги партии Авода, которая говорила: «Вы хотите работу по специальности – так выбирайте партию Авода, «Авода» ведь это и есть работа. А заодно смотрите, какая у нас замечательная партийная программа». И в 1992 г. олим проголосовали за партию Авода, и этим дали Рабину возможность провести договор Осло, создать Палестинскую автономию и тот источник террора и проблем, который у нас здесь из-за этого возник. Так что такие «давайте попробуем» ведут к последствиям необратимым, или, по крайней мере, к таким, которые обращать обратно придется большой кровью.

(Предвижу возмущенные возгласы: «Да что вы нам приписываете! Мы вовсе не хотим отделять национальность от государства; мы хотим сохранения Израиля еврейским государством, мы только лишь не хотим раввината!»
Ответ: – Кроме того, что человек чего-то хочет, есть еще и последствия тех действий, которые он предпринимает. Я думаю, что создатели договора Осло тоже не хотели взрывов автобусов, кассамов по Сдероту и мирового давления на нас из-за блокады Сектора Газы. Они хотели всего-навсего передать часть исторической родины арабам, чтобы уничтожить поселенческое движение и сохранить власть. А следствием их действий были те чудовищные проблемы с безопасностью, которые мы из-за этого имеем. Поэтому я и стремлюсь вам показать, что желание «уничтожить раввинат» ведет нас не только к отделению религии от государства, но и к отделению национальности от государства – и дальнейшему распаду государства. Эти вещи глубоко взаимосвязанные, поэтому ответственный человек стремится не уничтожить неправильно работающие структуры, а их реформировать. А безответственный политик или безответственный журналист потакает желаниям толпы и говорит: «Конечно, ребята, вперед, разрушаем гадов! А последствия, если какие будут, – я в стороне, я вовсе не этого хотел»).

Чтобы понимать, что такое национальная ответственность, нужно просто думать немножко больше, чем о технических проблемах. А то, что Главный раввинат работает плохо и его надо реформировать, – это, конечно, верно. Но у нас, кстати, много чего плохо работает и требует реформы: Верховный суд надо реформировать, выборы в Кнессет надо реформировать. Но как все это сделать – я расскажу в следующей статье, эта и так уже затянулась.

Поэтому, вместо большевистского «разрушим до основания, а затем…», нужно прийти к более ответственной позиции: давайте подумаем, как это надо модернизировать и реформировать, – а не как уничтожать, даже если сегодня мне его работа не нравится.

Потому что только дураки лечат головную боль декапитацией.

* Часть 4.  Как решать проблему Главного раввината 

Итак, на сущностном уровне смысл существования Главного раввината в Израиле в том, чтобы выражать преемственность нынешнего государства Израиль по отношению к еврейской традиции и жизни народа в прошлом. Мы являемся не просто случайным собранием беженцев на новой земле, мы не являемся новым народом «израильтянами», мы – тот же самый еврейский народ, которым мы были на протяжении тысячелетий, и религия является неотъемлемой частью нашей истории и культуры. Чтобы сохранить эту преемственность, иудаизм должен иметь в Израиле государственный, а не частный статус.

Разумеется, противники возрождения Израиля как еврейского государства – они и против Главного раввината. Эти противники есть как среди людей левых и антирелигиозных, которые хотят прервать связь современного Израиля с еврейским народом и его историей, и настаивают на том, что они «новый народ израильтяне, а не евреи» которых представляет крайне левый Мерец. И аналогичные противники со стороны ультра-ортодоксов, которые, не видя и не понимая смысла государства Израиль в еврейской истории относится к государству, и соответственно к раввинату, чисто утилитарно.

В фарватере этих двух, с разных сторон, идеологических противников раввината, следует много олим из России, которые не понимают смысла раввината только потому, что в их советской и пост-советской культуре еврейство воспринимается чисто национально, а не культурно-цивилизационно. Не зная еврейской истории или сводя ее к погромам и преследованиям и не понимая роли религии в этой истории, они, соответственно, против религии в Израиле сегодня. Но основная часть населения Израиля – не только религиозные сионисты, но и традиционалисты, и даже значительная часть нерелигиозных, которые хоть и не соблюдает заповеди, но ощущает свою связь с еврейской историей, культурой и религией, – за то, чтобы в Израиле государство не было отделено от религии, и поэтому Главный раввинат необходим. Это принципиальный смысл Главного раввината.

Техническая работа Главного раввината, как мы отмечали, состоит в том, чтобы давать Галаху для государства. Каждый человек (будь то религиозный, или полурелигиозный, или нерелигиозный), если ему нужны религиозные или галахические решения, найдет себе своего раввина сам. Но государство, если оно не отделено от религии, нуждается в органе, который будет давать галахические решения для государства: какой гиюр считается гиюром, какой развод считается разводом, какой кашрут считается кашрутом (а для армии, как мы отмечали, это жизненно необходимо) и т.д. И, разумеется, в тех демократических государствах в которых есть государственная религия, подобные органы руководства религиозной системой на национально-государственном уровне тоже существуют. (Кстати, недавно жители Исландии на референдуме утвердили в конституции положение о том, что «Евангелическо-лютеранская церковь является Государственной Церковью Исландии, и как таковая пользуется поддержкой и покровительством Государства» – и никто не обвинил их в том, что это «противоречит демократии»).

При том, что Главный раввинат необходим, сегодня он очень плохо функционирует, поэтому систему раввината необходимо изменить.

Раньше раввинат функционировал несравненно лучше. При раве А. И. Куке (1920-1930-е гг.) Главный раввинат играл огромную роль в продвижении сионистского движения. При раве Б. М. Узиэле (в конце 1930-х годов) Главный раввинат решил проблемы еврейства выходцев из Германии. Рав Ш. Горен, который, начиная с создания государства, был главным раввином армии, а потом главным раввином Израиля (до 1983), олицетворял неразрывную связь еврейского народа и Государства Израиль со святыми местами, с национальным единством и национальным возрождением.

Однако затем ситуация в это вопросе ухудшилась. Харедим, которые вначале не придавали никакого значения Главному раввинату, были к нему в оппозиции и не вмешивались особенно в выбор главного раввина, – начиная с 1970-1980-х годов начали продвигать в систему раввината своих людей. Далее они, торгуясь с обще-сионистскими партиями за свою поддержку, стали активно вмешиваться в процесс назначения главных раввинов, – причем цель харедимных авторитетов была именно в том, чтобы поставить на этот пост несерьезных, ни на что не влияющих и не имеющих авторитета раввинов, которыми они могли бы манипулировать. Именно такими были главные раввины последних двух каденций. В результате этого Главный раввинат стал занимать харедимную позицию, его связь с народом разрушилась, и авторитет катастрофически упал.

Этот авторитет можно поднять, только изменив систему назначения в Главный раввинат.

Пост Главного раввина обладает двойственностью: с одной стороны, он должен быть главой других раввинов, а с другой стороны, он должен быть признанным со стороны народа. Второе, я думаю, должно сегодня полностью перевешивать.

И поэтому я думаю, что наиболее правильным было бы перейти к системе прямых выборов, чтобы каждый гражданин Израиля, принадлежащий по своей конфессии к иудаизму, мог принять участие в этих выборах и лично повлиять на то, кто будет Главным раввином.

Разумеется, кандидатами на пост главного раввина могут быть только те, кто имеет раввинский диплом Главного раввината (аналогично тому, как кандидатами в судьи могут быть только те, кто имеет адвокатский диплом и соответствующую компетенцию). Я думаю, что от кандидатов на этот пост требуется также декларации «признание галахической легитимности Израиля как еврейского государства» – нельзя быть на государственном посту, если ты не признаешь легитимность этого государства.

Для того чтобы не было лишних расходов, можно совместить выборы Главного раввина с муниципальными выборами, – тогда сам процесс выборов будет бесплатным.

(Кстати: то, что избирателями будут только те, кто по конфессии являются евреями – не дискриминирует другие конфессии. Те, кто относится к другому вероисповеданию, могут выбирать параллельно главу или административного руководителя своего вероисповедания. А для тех, кто не выбрал для себя конфессию – значит, религия не важна, они тогда не принимают в таких выборах участия).

При такой системе выборов Главного раввина, во-первых, мы узнаем, сколько действительно людей в нем заинтересовано. Тот, кто примет в этих выборах участие, – этим уже и показывает, что он заинтересован в правильном функционировании этого поста. И, тем самым, мы получим точную индикацию его важности или неважности.

Точно так же следует выбирать раввинов городов и населенных пунктов – всеобщим голосованием жителей, принадлежащих к данной конфессии. Избрание местных или городских раввинов самим населением, а не их назначение «комиссией муниципалитета» – укрепит не только их самостоятельность, но и их ответственность перед обществом, и они смогут играть важную и позитивную роль в жизни города.

Принцип избрания раввинов населением надо дополнить тем, что любое религиозное действие – кашрут, брак, развод, гиюр – любой гражданин Израиля может проходить у раввина любого города – не обязательно того города, в котором он живет. Это создаст сильнейшую конкуренцию внутри религиозной системы – и тогда находящиеся на раввинских постах будут думать о потребностях народа, а не давить на него.

Да, если кто не понял, – я сторонник широкого распространения принципов демократии на все сферы жизни государства, касающиеся обслуживания населения. И точно по такой же системе (параллельно с муниципальными выборами) я предлагаю избирать и судей – как местных, так и в Верховный суд. И начальника полиции города («шерифа»), и многих других должностных лиц. Они должны получать свой мандат от населения, а не от политических договоров администрации – только тогда они действительно будут заботиться о благе населения. Но это уже тема для другой статьи.

Тэги
Show More

Related Articles

Напишите Ваше замечание

Back to top button
Close

Adblock Detected

У Вас включен Ad Blocker. Пожалуйста, деактивируйте его на нашем сайте, иначе от Вас будет скрыта важная информация.